top of page

Теория Ментального метаболизма

Хочу рассказать об одной из фундаментальных основ гештальт-терапии — концепции ментального метаболизма (теория развития личности). Критикуя теорию З.Фрейда, Ф Перлз предлагает заменить инстинкт либидо на инстинкт голода, как базовый, необходимый для выживания индивида и лежащий в основе развития психики [1,c.10]. Ф.Перлз обратил внимание на то, что когда мы питаемся, происходит ряд принципиальных преобразующих действий: выбор пищи, откусывание, пережёвывание, затем проглатывание, переваривание, усваивание и выброс из организма ненужных остатков. В итоге, то, что было внешним для организма, становится самим организмом (включается во внутреннюю среду организма). При этом могут возникать отвращение, рвота, несварение, и так далее, то есть непринятие некоторой пищи организмом. На самом деле процесс еще сложнее, но основная идея заключается в том, что точно так же человек получает необходимые «вещества» для поддержания и развития своей психики. Такой подход позволяет по-новому взглянуть на развитие нормальных и патологических механизмов в психической жизни человека. Говоря о ментальном метаболизме, имеется ввиду, что реальный физиологический процесс –это метафора ментального процесса. Так, «в качестве питательных веществ можно рассматривать все, что необходимо человеку для развития: информация (ментальная пища), эмоции, переживания, впечатления. Кроме усвоения пищи и выделения отходов человек получает опыт на каждом из этапов этой поведенческой цепочки, что также является развивающим фактором. В результате растет чувствительность к себе, к другим объектам, человек учится обмену со средой» [2]. Подробнее о теории: Ф.Перлз выделяет следующие стадии развития инстинкта голода: пренатальная, предентальная (сосание), инцизорная (кусание), молярная (кусание и жевание), на которых формируются основные способы контакта организма со средой. На пренатальной стадии «эмбрион ничем не отличается от любой другой ткани матери; он получает требуемое количество кислорода и всю необходимую ему пищу в разжиженном и химически подготовленном к усвоению виде через плаценту и пуповину» [1,c.143]. На этой стадии отношение организма и среды находятся в балансе. На предентальной стадии (до появления зубов) «функция контакта у грудного младенца ограничена присасыванием, после чего кормление сводится к конфлюенции – слиянию («confluence» от лат. «fluere» «течь»). Как только младенец превратил свой рот в вакуумный насос и молоко начинает течь, от него не требуется никаких дальнейших усилий». Ребенок как бы «паразитирует» на организме матери» [1,c. 177]. На следующей стадии – инцизорной – у ребенка прорезаются передние зубы – появляются «первые орудия для разрушения твердой пищи. Задача зубов состоит в разрушении макроструктуры пищевого продукта. На этом этапе у ребенка формируется способность «вцепиться в предмет, когда это потребуется» [1,c. 144]. Следующая стадия молярная, когда у ребенка появились коренные зубы, и он может разрушать твердую пищу, пережевывая. Эта стадия позволяет организму научиться перерабатывать поступающую информацию из окружающей действительности, «прожевать, почувствовать вкус» каких – либо идей, взглядов, чтобы ненужное «не вкусное, не полезное» «выплюнуть», а то, что нужно для удовлетворения потребности – проглотить, усвоить, сделать частью себя. Ф.Перлз переносит эти способы удовлетворения голода (как усвоения пищи) на все другие ситуации, связанные с усвоением психологической и социальной «информации». Усвоение личностью «нравственного и социального материала становится центральным пунктом ее развития и самореализации» [1,c.10]. Ф. Перлз подробно останавливается на анализе психологической составляющей способов удовлетворения голода, развивая свой оригинальный подход к проблеме агрессии. Человек, проходя все стадии развития инстинкта голода, проявляет главную функцию пищевого инстинкта – агрессию, позволяющую контактировать организму со средой (кусать, жевать), и удовлетворять потребности. «Когда напряжение голода усиливается, организм начинает выстраивать в боевой порядок имеющиеся в его распоряжении силы. Эмоциональный аспект этого состояния переживается вначале как раздражительность, потом, как гнев, и, в конце концов, как ярость. Ярость – это не то же самое, что агрессия, но именно в ней она находит свой выход, в иннервации моторной системы как средстве завоевания объекта потребности» [1,c.155]. То есть «в использовании зубов проявляется самая главная биологическая репрезентация агрессии. Наше отношение к еде оказывает громадное влияние на разум, способность понимания сути вещей, развитие жизненной хватки и умение «вгрызаться» в насущную задачу. Тот, кто не пользуется зубами, лишается способности обратить свои деструктивные функции себе на благо» [1,c.151]. «Эта концепция прекрасно применима и к сфере взаимоотношений, где потребность в эмоциональном и сексуальном удовлетворении аналогична инстинкту голода, и в ее свете можно проанализировать какие формы любви и привязанности характерны для того или иного уровня развития личности»[2]. Литература

Хотели бы почитать еще?

Подпишитесь на psy.observer, чтобы читать пост полностью.

Yorumlar

Yorumlar Yüklenemedi
Teknik bir sorun oluştu. Yeniden bağlanmayı veya sayfayı yenilemeyi deneyin.
Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square
bottom of page